Главная О нас Вопросы и ответы Статьи Книги Видео
Facebook Twitter LiveJournal RSS

Уголовное право, уголовные дела - защита в суде

01.03.2006

Аспекты необходимой обороны

28 февраля 2006 года мировой суд Тель-Авива оправдал охранника ночного дискоклуба, обвиненного в нападении на одного из посетителей и причинении ему тяжких телесных повреждений.

Более года назад 32-летний К., репатриант из России, работавший в то время охранником одного из ночных клубов северного Тель-Авива, находился на дежурстве. К. стоял у входной двери в помещение. В какой-то момент хозяин клуба вызвал его в зал, где веселилась молодежь, и попросил выдворить группу посетителей: парни, находившиеся под воздействием алкоголя (или наркотиков), развязно и агрессивно вели себя и приставали к посетителям.

К., молодой человек крепкого телосложения, исполнил поручение своего шефа. Через некоторое время, ближе к закрытию диско-бара, когда посетители стали расходиться, охранник вновь заметил ту же группу молодых людей, выходившую из зала в обществе большой компании. Неожиданно один из парней схватил мобильный телефон К., который в тот момент лежал на столике дежурного, и вместе с друзьями стал убегать. Охранник бросился вдогонку, настиг беглецов и потребовал вернуть ему телефон.

В ответ молодые люди принялись оскорблять охранника, угрожали бутылкой с отбитым горлышком, а затем набросились на К. В результате стычки с К. не досчитался передних зубов тот молодой человек, который и пытался похитить телефон К. Давая показания, К. сообщил, что он никого не избивал.

Однако: если есть пострадавший — значит, есть и нападавший. И коль скоро именно К. противостоял человеку, который предоставил в полицию справку о выбитых зубах, против К. было выдвинуто обвинительное заключение по обвинению в нападении и принесении ущерба здоровью потерпевшему.

К. обратился ко мне после того, как ему была вручена повестка в суд для оглашения обвинения. Познакомившись с материалами ведения следствия, в том числе протоколами допросов обвиняемого и пострадавшего, я обнаружил ряд нестыковок.

В одной из служебных записок («мизкарим») следователя, которая вела допросы, описывалось поведение потерпевшего. Отмечалось, что он говорит путано. Адреса и телефоны своих друзей из компании не помнил. Он пообещал, когда выяснит координаты свидетелей, сообщить их следствию. Когда следователь позвонила потерпевшему с напоминанием о свидетелях, потерпевший ответил, что никого не может найти.

В другой служебной записке следователь отметила следующие моменты: «Подозреваемый в совершении преступления явился для допроса по первому требованию. По его словам, он оборонялся, предпринимая меры для самозащиты. Он утверждает, что лишь отталкивал от себя нападавших, и не помнит, что случилось кому-то нанести удар.

К. рассказал мне: «Один из полицейских увез меня на патрульной машине и высадил дальше от пьяной компании, чтобы защитить меня от них».

На первом же заседании суда я изложил свою линию защиты, рассказал, что выезжал на место происшествия — драка происходила возле металлического забора, ограждающего клуб. Возможно, вследствие алкогольного или наркотического опьянения, пострадавший потерял равновесие. Возможно, обвиняемый оттолкнул нападавшего, и тот упал на забор. В таком случае мой подзащитный использовал меры необходимой обороны.

Это правило защищает человека, совершившего преступление для предотвращения наступления тяжких последствий, предотвратить которые он не мог по-другому.

Судья предложил защите и обвинению договориться в рамках внесудебной сделки (не доводя дело до доказательного суда), однако полицейский обвинитель отклонила предложение суда. В рамках подготовки дела к рассмотрению его в суде, я подготовил просьбу о вызове в суд в качестве свидетеля полицейского из патрульной машины, взявшего К. под свою защиту.

После того, как суд удовлетворил мою просьбу о вызове в суд патрульного полицейского для дачи свидетельских показаний, ко мне обратился обвинитель, и сказал, что он намеревается отозвать обвинительное заключение. Кроме того, он подтвердил, что не будет возражать против моей просьбы к суду оправдать моего подзащитного. Это было за день до суда. 28 февраля 2006 г. судья Капах Цион утвердил сделку с обвинением и обвинение с К. было полностью снято.

Сразу после объявления оправдательного приговора мой клиент спросил меня: может ли он обратиться с иском в суд против потерпевшего, по чьей милости он, испытывая тревогу, провел немало бессонных ночей, был вынужден понести серьезные затраты на оплату адвокатского гонорара в связи с ведением уголовного дела и потерей рабочего времени.



Версия для печати

Адвокатская контора «А. Аптекман, адвокаты, судебные исполнители»
Бат Ям, ул. Нисинбаум д. 30 "Бат Ямон" 3 этаж, офис 314. Телефон: 054-7622000

www.aptekman.co.il


Звоните нам:
03-6136021
воскресенье - четверг
с 8:00 до 17:00

В нерабочее время заполните форму
и с Вами свяжутся в часы работы